Как появилась «Привилегия»

Идея создания «Привилегии» появилась не мгновенно, это не было озарением вроде того, что посетило Ньютона под яблоней в 1666 году. Да и Ньютоново озарение не было чем-то возникшим на пустом месте — он много размышлял над силой, способной объяснить движение небесных тел.

Одиссея длиной в 15 лет

К «Привилегии» вела трудная дорога. Вначале была работа в государственной клинике, потом в частной, после этого три года я изучал, как действуют реабилитационные центры в России и заграницей. Видимо, так обстоят дела: чтобы пришла идея чего-то принципиально нового, нужно плотно соприкасаться с тем, что есть. Наблюдать, рассматривать, размышлять, предполагать, пробовать, ошибаться, снова пробовать…

Трудность состояла в том, что соприкасаться приходилось с чем-то таким, с чем иметь дело хочется мало кому — с терапией зависимости. И для этого есть причины: когда наблюдаешь тысячи разрушенных личностей, ходячих развалин, несчастных детей, бессмысленных страданий, никому не нужных судеб, тебя охватывает особая грусть, сильная и всепроникающая.

Аддиктивный мир кажется блестящим и волшебным, а небо в нем — усеянным алмазами только до тех пор, пока находишься под действием веществ. Но рано или поздно приходит понимание, что за веселые спецэффекты ты платил самим собой.

Сейчас, прокручивая наркологическую одиссею в своей памяти, я понимаю, что все это было необходимо: и годы работы в государственной медицинской службе, и практика в пафосной частной наркологической клинике, и тесное сотрудничество с реабилитационным сообществом. Нужно было пройти через это, увидеть, услышать и пощупать, чтобы понять, как обстоят дела.

2018-04-06-22.40.59-copyC 2013 года Марата часто приглашают экспертом по теме реабилитации алко- и наркозависимых в медиа.

Заблуждения о зависимости

Именно опыт, долгие размышления и непрестанное штудирование современной научной литературы привели меня к мысли, что аддиктивная проблематика выглядит неразрешимой, потому что и общество, и зависимые, и специалисты находятся во власти множества заблуждений. Я назову основные.

  1. Зависимость — это болезнь.
    «Ты болен, тебя надо лечить!».
  2. Зависимость — это вредная привычка и распущенность.
    «Просто не пей, в чем проблема!», «Не умеешь пить — не пей!».
  3. Зависимость — это навсегда.
    «Алкоголь/никотин/героин умеет ждать!», «Рано или поздно сорвешься!».

Теперь давайте разбираться, что с ними не так.

«Зависимость — болезнь»

В первые годы работы наркологом я сам относился к зависимости исключительно как к болезни, хронической, прогрессирующей и рецидивоопасной. Нас так учили. В конце концов, синдром зависимости фигурирует в Международной классификации болезней как расстройство психики и поведения. Всемирная организация здравоохранения придерживается такого же определения.

Но в то же время сейчас считается уже доказанным, что в основе аддикции лежат процессы научения. Они реализуются через эпигенетические модификации,[1] затрагивают и изменяют архитектуру нейронных связей, приводят к стойким изменениям функционирования мозга. О них многое стало известно из исследований нейробиолога Эрика Нестлера и его коллег.

Да, формально и вполне обоснованно зависимость можно считать расстройством психики, и в то же время терапевтические интервенции следует направлять именно на процессы научения. Человек, «научившийся» зависимости, может постепенно отучиться от нее и научиться чему-то другому, и новые изменения точно так же будут реализовываться через эпигенетику, изменения архитектуры нейронных связей и функционирование мозга.

«Зависимость — вредная привычка»

«Вредной привычкой» зависимость кажется только в ракурсе последствий: вреда для здоровья, психики и социального функционирования, а «распущенностью» — в плоскости моральной оценки. Со стороны выглядит так, будто человек, оставаясь внутренне свободным, день за днем делает один и тот же явно нерациональный и «непорядочный» выбор. «Ну, не пей ты!» — говорят зависимому.

Глубокое изучение психологии аддиктов показало мне, что зависимость — это навязчивая потребность, с которой люди даже при искреннем желании не могут совладать. Не вредная привычка, а сильная, непреодолимая потребность повторять одни и те же действия. Искаженные установки и мысли подстраиваются под это поведение, поддерживают его, препятствуют каким-либо внешним или внутренним попыткам изменить жизнь, нашедшую опору в искусственных эмоциях.

«Зависимость — это навсегда»

Идея неизлечимости зависимости автоматически вытекает из концепции болезни: если это хроническая болезнь, то она на всю жизнь. Ошибка в том, что утверждение «зависимость — это на всю жизнь» порой принимается почти тождественным пророчеству «зависимый обязательно сорвется». Сейчас я понимаю, что это не так. Я знаю, что при желании, при направленных усилиях и с опорой на поддерживающие отношения можно создать для себя такую трезвость, которую не захочется потерять.

Можно создать для себя такую трезвость, которую не захочется потерять. Качественную, достойную, осознанную жизнь. Жизнь, которая стоит того, чтобы ее прожить. И тот, кто знает, зачем жить, выдержит почти любое как.

Новые гипотезы

Именно над этим я и стал работать. Вопрос «как помочь пациентам избавиться от алкоголя или наркотиков?» перестал меня интересовать. Похоже вопрос, который действительно стоило задать был другим: «Что я хочу, могу и готов сделать, чтобы прожить осмысленную, достойную, качественную жизнь с ясной головой?»

В 2014 году я пришел к нескольким предположениям, которые легли в основу дальнейшей работы и по сути стали началом «Привилегии».

  1. Практически любой аддикт при нужной внутренней мотивации способен находиться в трезвости хотя бы один месяц.
  2. Если оказать ему поддержку, усиливать его мотивацию, помогать ему прикладывать направленные усилия, то можно продлить его трезвость еще на несколько месяцев. За это время тяга к ПАВ[2] значительно ослабеет или даже сойдет на нет.
  3. За первые месяцы силы надо бросить не только на совладание с тягой, но и на реинтеграцию в жизнь: улучшение здоровья, психического благополучия, социального функционирования.
  4. Аддикт может своими усилиями сделать трезвую жизнь настолько качественной и ценной, что ему самому не захочется это потерять.

Проверка практикой

Я начал работать с алко- и наркозависимыми в амбулаторном формате. Для некоторых моих коллег это выглядело как безумие: советская и постсоветская наркологическая парадигма пропитана недоверием к зависимым, и поэтому амбулаторный формат выглядел как наивный, опрометчивый шаг сентиментального врача. Фармакотерапию я проводил только в отдельных случаях, в первые недели, весьма сдержанную, минималистическую, с опорой на принципы доказательной медицины. Основной упор я делал на МИ[3] и КПТ.[4] Позже к этому добавились терапевтические интервенции из других направлений психотерапии.

Первые же аддикты, на ком я опробовал этот подход, за небольшим исключением, перешли в трезвость. Субъективная оценка качества трезвости у них была настолько высокой, что мне с трудом в это верилось.

Летом 2015 года я решил познакомить людей, идущих по пути самоизменений в одиночку. 4 июля состоялась первая сессия групповой терапии. Через несколько недель у нас было небольшое, но сплоченное, дружелюбное сообщество.

privilege_blog_leproinbox_scr-1В самом начале «Привилегия»-онлайн была инбоксом на Лепре

Участники сообщества ежедневно общались в терапевтическом чате, встречались раз в неделю, читали и обсуждали книги, поддерживали друг друга, помогали друг другу предотвращать срывы, стали друг для друга надежными попутчиками на пути самоизменений.

«Привилегия» выходит в онлайн

Через 2 года, когда программа стала выглядеть завершенной, а сообщество — одновременно стойким и достаточно гибким, мы пошли на революционный шаг: решили набрать аддиктов, находящихся в употреблении, но признающих у себя двойственное отношение к ПАВ. А революционность была в том, что вся терапевтическая работа планировалась в онлайн-формате.

Мы дерзнули предположить, что зависимый не только способен перейти в трезвость и с удовольствием остаться в ней, но и, более того, сделать это онлайн, на расстоянии: читая буквы в чате и отвечая на них такими же буквами. Ни лекарств, ни визитов к доктору, ни постановки на диспансерный учет. Только общение в чате, чтение программных книг, заполнение простых дневников.

В июне 2017 года мы набрали 15 добровольцев, сегодня 10 из них находятся в осознанной трезвости и оценивают качество своей трезвости очень высоко. Потом к нам стали приходить все больше и больше людей, наблюдающих у себя двойственное отношение к ПАВ: с одной стороны, им нравилось употребление, с другой стороны, они видят, какую дорогую цену платят за искусственные эмоции.

privilege_blog_getcourse-scr-2Работать над онлайн-версией мы начинали с небольшой группы добровольцев. Сейчас количество активных участников сообщества подбирается к 100, хотя пока мы все еще живем на чужой платформе.

Онлайн-сообщество разрослось, мы его разбили на группы. Каждая группа состоит из двух чатов: в одном пишут употребляющие аддикты, в другом — аддикты, перешедшие в трезвость. Мы видим, как размышляющие аддикты, взаимодействуя с трезвыми, готовятся к переходу в трезвость, совершают этот переход, укрепляются в трезвости, работают над собой, своей жизнью, своими отношениями, учатся целеполагать, управлять своими усилиями, получая день за днем от сообщества поддержку и поддерживая тех, кто в этом нуждается.

Что дальше?

Сейчас, в марте 2018 года, мы все еще находимся в самом начале. Но у нас уже кое-что есть. «Привилегия» — это детеныш, но — детеныш благородный и жизнеспособный. Философия «Привилегии» созвучна с теорией самодетерминации, разработанной и экспериментально подтвержденной Ричардом Райаном и Эдвардом Деси. Мы исходим из глубинных потребностей каждого человека в автономии, компетентности и взаимосвязи с другими людьми.[5] «Инструментальная» часть программы включает в себя терапевтические интервенции, знания и навыки, взятые из основанных на доказательствах направлений психотерапии.

Терапевтический процесс идет в дружелюбной атмосфере сообщества, где есть взаимная поддержка, открытость и доверие. День за днем, месяц за месяцем каждый участник строит новую, осознанную, качественную жизнь, опираясь как на свои собственные ресурсы, так и на ресурсы программы. Мы знаем, как трудно поначалу выбираться из аддиктивного болота, и относимся уважительно к любому, кто берется за собственные изменения.

Быть живым и наделенным сознанием — редчайшая привилегия. И больно осознавать, что в жизни что-то не так пошло, поэтому мы хотим, можем и готовы приложить усилия, чтобы жизнь стоила того, чтобы ее прожить.


  1. Nestler EJ, Epigenetic mechanisms of drug addiction. Neuropharmacology, 2014. PubMed ↩︎

  2. ПАВ — психоактивные вещества. Общее название для веществ, влияющих на функционирование центральной нервной системы и приводящих к изменению психического состояния. К ПАВ относят алкоголь, никотин, каннабиоиды, опиаты и другие. Сайт ВОЗ. ↩︎

  3. МИ — мотивационное интервьюирование. Подход к консультированию людей с химической зависимостью, помогающий аддиктам преодолеть двойственное отношение к алкоголю и начать действовать. ↩︎

  4. КПТ — когнитивно-поведенческая терапия. Общее название психотерапевтических подходов, позволяющих изменять поведение, эмоции и настроение, работая с мыслями и глубинными убеждениями человека. Золотой стандарт современной психотерапии, считается наиболее действенным на сегодня направлением. ↩︎

  5. Ryan RM, Deci EL, Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development, and well-being. The American Psycologist, 2000. PubMed ↩︎

Бросить пить самостоятельно

«Привилегия» — онлайн-программа, которая даст вам научно обоснованный план действий и поддержку.